ДЕТИ

Мы родители двух прекрасных деток, развитие которых полностью занимает сейчас их маму)
Здесь будет размещаться интересная информация о воспитании детей и жизни их родителей. То, что созвучно нам.
Как ваш ребенок развивается, активен ли он и любит-ли лазать?
Наши дети любят) и делаю это с радостью дома в безопасном, любимом, специально для этого отведённом месте.
Шведская стенка или домашний напольный комплекс “Ядетство”?!
Нам подошёл второй вариант.
Подключайтесь МАМОЧКИ И ПАПОЧКИ))

КАК ОБЪЯТИЯ РОДИТЕЛЕЙ ОТРАЖАЮТСЯ НА ГЕНАХ ДЕТЕЙ

Результаты нового исследования показывают, что лишенные частых объятий младенцы в более старшем возрасте отстают в биологическом смысле от сверстников. Прижимая малыша к себе, лаская и разговаривая с ним, вы не только даете ему почувствовать тепло, уют и любовь.

Как установили исследователи из Университета Британской Колумбии (Канада), статья которых опубликована в журнале Development and Psychopathology, в эти моменты в организме младенца происходят некие важные изменения на молекулярном уровне, последствия которых можно отследить даже спустя годы. 4-5-летние дети, которых в младенчестве редко брали на ручки и им не хватало тактильного контакта с родителями, в биологическом смысле отстают от сверстников, у которых такого контакта было в избытке.

Ученые попросили родителей 94 здоровых пятинедельных младенцев ежедневно вести дневник, записывая данные о сне, кормлениях, плаче и так далее, а также о том, сколько времени проводят дети на руках. Когда этим детям было по четыре с половиной года, исследователи проанализировали их уровень метилирования ДНК, который считается маркером нормального биологического развития.

В результате оказалось, что у детей из «высококонтактной» группы (которых часто брали на руки в младенчестве) и у детей из «низкоконтактной группы» (которых в младенчестве часто оставляли плакать одних) имеются существенные отличия в уровне метилирования на пяти специфических участках ДНК. Двое из этих участков находятся внутри генов, один из которых играет роль в функционировании иммунной системы, а второй вовлечен в работу обмена веществ.

Таким образом, делают вывод ученые, у детей, испытывавших в раннем возрасте стресс, эпигенетический возраст (то есть биологический возраст тканей организма) ниже, чем их хронологический возраст. Предыдущие исследования показали, что такое расхождение между эпигенетическим и хронологическим возрастом может вести к проблемам со здоровьем в будущем. Однако авторы исследования считают, что пока такие прогнозы делать рано – как именно сказываются отличия в уровне метилирования ДНК на развитии и здоровье детей, до сих пор не изучалось.

«Мы планируем продолжить наблюдения за этими детьми, чтобы посмотреть, как “биологическая незрелость” отразится на их здоровье, особенно на физическом развитии, – рассказала ведущий автор исследования Сара Мур. – Если последствия действительно будут негативными, то это еще раз продемонстрирует важность физического контакта с младенцами».

10 ВАЖНЫХ ФАКТОВ О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ ОТ НАЙДЖЕЛЛА ЛАТТЫ

Новозеландский психолог Найджел Латта — маг и кудесник современной детской психологии. Латта более десяти лет проработал с проблемными детьми и подростками, пока не понял, что знания и опыт, накопленные им, требуются не только родителям «трудных» детей. Эти знания нужны всем, в том числе тем, кто только начал всерьёз задумываться о родительстве. И тогда Латта написал свой бестселлер «Прежде, чем ваш ребёнок сведёт вас с ума».

1. Главное — это отношения
«Отношения между людьми — это всё. Тот, кто об этом забывает, рискует потерять всё»
Это — самое важное правило, о котором должен помнить любой родитель. Ребёнок — не просто маленький человек, за которого вы в ответе, он ещё и личность. Поэтому его нужно уважать и строить отношения на взаимном уважении. Именно от этого зависит то, каким ребёнок станет в подростковом возрасте и каким он вырастет. Вы как родитель своим примером учите ребёнка общаться с другими людьми. Без искреннего человеческого отношения это невозможно.
Речь идёт не о контроле. Контролировать детей, особенно маленьких, легко — достаточно их запугать. Но от этого толку мало: если вы заставляете ребёнка «вести себя хорошо» с помощью запугивания, то он не поймёт главного — зачем это делать. Кроме того, рано или поздно ребёнок вырастет и перестанет вас бояться. Возможно, он перестанет бояться чего-либо вообще, и тогда стимула блюсти мораль у него и вовсе не будет.

2. Относитесь к ребёнку с симпатией
«Любить детей легко, находить в этом удовольствие трудно»
Дети уверены в том, что родители их любят, это врождённое чувство. Даже если вы в какие-то моменты не уделяете детям достаточно внимания или наказываете за провинности, они всё равно верят в вашу любовь. Но симпатия — дело совсем другое. Большинство детей чувствует, когда посторонние люди относятся к ним прохладно и даже с безразличием. И так же прекрасно они замечают, когда несимпатичны собственным родителям, хотя вы их и любите. В этом нет никакого парадокса: каждый родитель в глубине души знает, что ребёнка можно одновременно и любить, и не любить.
«Я люблю его, но с трудом выношу», — такие слова можно услышать от родителей, к сожалению, достаточно часто. Родительская любовь — это автоматическое чувство, инстинкт. А вот симпатия возникает, когда ребёнок нравится вам как личность, когда вам с ним интересно, когда от общения вы оба получаете удовольствие. Постарайтесь проявлять к своему ребёнку искренний интерес, и воспитывать его таким человеком, который будет вам приятен и симпатичен.

3. Детям нужно много внимания
«Дети — это пираньи, требующие внимания. Они жадно пожирают его»
Всем детям нужно внимание. Внимания никогда не бывает много. Порой дети идут на всё, чтобы их заметили. При этом они, конечно, не учитывают, что способ, которым они привлекают внимание (например, капризы), может обернуться против них. Если есть возможность привлечь ваше внимание — ребёнок ею воспользуется. Это заложенный в детях инстинкт: они знают, что присмотр родителей означает безопасность, и будут стараться сделать всё, чтобы вы ни на минуту не могли выпустить их из виду.
При недостатке внимания ребёнок превратится в кровожадную пиранью и высосет из вас все соки своим баловством, поэтому совет такой: уделяйте детям побольше внимания.

4. Поощряйте хорошее, игнорируйте плохое
«Если подпитывать что-то, оно будет расти. Если не подпитывать, то оно будет постепенно угасать»
Как бы вы ни устали, важно поощрять хорошее поведения и игнорировать плохое. Если ребёнок делает что-то не так, не обращайте на это внимания. Если он делает что-то действительно хорошее, то это как раз игнорировать нельзя.
Поощряйте хорошее поведение, и ребёнок будет чаще вести себя хорошо. Игнорируйте плохое поведение, и ребёнок постепенно прекратит капризничать сам. Да, прекратит. Вам кажется, что это невозможно, но вспомните: любое поведение — это поиск внимания. Обращая большое внимание на капризы, вы даёте ребёнку понять, что самый эффективный способ привлечь к себе взгляд и вызвать реакцию — баловство и истерика.
Это простой принцип. Приглядитесь к себе: часто родители не задумываются, какое именно поведение они на самом деле поощряют и закрепляют у ребёнка.

5. Ставьте детям границы
«Если вы не ставите своим детям границы, то вы идиот»
Границы не ставят по разным причинам. Например, хиппи не ограничивали детей ни в чём, потому что считали, что они должны свободно знакомиться с миром. Также детей не ограничивают лентяи — им легче не делать вообще ничего, и воспитание они пускают на самотёк. Беспокойные мамочки боятся ограничить в чём-то драгоценное чадо и тем самым повредить и без того хрупкой детской психике. Слюнтяи не ограничивают, потому что хотят быть детям не родителями, а друзьями. Но если позволять детям абсолютно всё, то они будут вести себя как маленькие чудовища. Изначально у детей нет ни границ, ни правил, и вы должны обозначить эти правила и строго их придерживаться. Ребёнок движется, пока не наткнется на преграду — такова его природа. Однако, все дети разные: один не переступит границу просто зная о её существовании, другому надо врезаться лбом в стену, чтобы понять, что она есть. Но мир без границ для ребёнка представляется очень опасным местом, и потому он будет требовать ещё больше вашего внимания для собственного спокойствия.
Облегчите себе задачу: установите твёрдое «Нельзя» на ряд поступков ребёнка и удерживайте оборону всеми силами. Наступит момент (довольно скоро), когда ребёнок примет ваше «нельзя» как аксиому — и тогда вы сможете вздохнуть чуточку свободнее.

6. Постарайтесь быть последовательным
«Всё относительно. Всё, даже последовательность — в особенности последовательность»
Не стоит то хвалить, то игнорировать, то наказывать за одни и те же поступки. Да, быть последовательным сложно. Порой очень сложно. Быть родителем — тяжёлая работа, и часто человек готов на всё, лишь бы сохранить свой душевный покой. Но уступка — большая ошибка. «Нельзя» должно значить «нельзя» всегда, в любое время дня и ночи.
Ещё раз: наметьте правила и придерживайтесь их сами, не путайте ребёнка.
Но если не сдержитесь — не корите себя. Все мы люди, а самобичевание может далеко оттолкнуть вас от цели.

7. Не прощайте ужасного поведения
«Не перестаю удивляться тому, что некоторые люди способны стерпеть от своих детей самое ужасное поведение»
Если ребёнок ругается, оскорбляет родителей или устраивает истерики, прощать этого нельзя. Да, все дети время от времени шалят. Но это не означает, что нужно спокойно за этим наблюдать и спускать на тормозах, потому что дальше будет только хуже. Может показаться, что это правило противоречит четвёртому пункту, но это не так: если ребёнок не перестаёт вести себя плохо, то это уже нужно не игнорировать, а пресекать, потому что скорее всего раньше родитель это поведение поощрял, сам того не желая. Ситуация не может исправиться сразу, но она исправится.
При этом ребёнок вовсе не обязан во всём с вами соглашаться. Не подавляйте его волю, но помните, что спорить — это нормально, а проявлять к родителям неуважение — нет. Споры означают, что родители растят ребёнка, способного думать и задавать вопросы, а значит, справляются со своей работой.
Собственное мнение — это хорошо, потому что рано или поздно ребёнок вырастет и будет жить своим умом. Но неуважение — дело иное. Его нельзя прощать или тем более поощрять. С этим надо бороться.

8. Составьте план
«Единственное, что случается неожиданно — это неожиданности»
Если вы намерены перевоспитать капризного и баловливого ребёнка, первое, что вам понадобится — это план. Конечно, необязательно чертить графики или по пунктам расписывать все цели с точностью до последнего слова. Не нужно писать ежегодные отчёты о проделанной работе. Но план вам необходим.
Он пригодится вам в процессе работы над поведением ребёнка: выберите одно проблемное поведение, опишите, набросайте идеи для борьбы, а потом строго придерживайтесь плана, пока не добьётесь цели.

9. Любое поведение — это общение
«Вылезти ночью из окна и сбежать из дому — это своего рода высказывание»
Что бы ребёнок ни делал, он всегда пытается, пусть и неосознанно, что-то до вас донести. Нечто, чего не хочет или пока не может выразить словами.
Даже самое плохое поведение — это общение ребёнка с родителями. Если он шалит, значит, хочет что-то этим сказать. Дети вообще с большей охотой выражают мысли и чувства с помощью действий, а не слов — просто потому, что слов пока знают немного.
Если ребёнок ведёт себя плохо, то это обычно говорит о том, что предыдущие восемь правил не выполнялись полностью или частично. Например, ребёнку катастрофически не хватает внимания или его ужасное поведение всё время поощряли. Важно вовремя понять, что именно ребёнок хочет сказать своим баловством. Если выяснить это, полдела уже сделано.

10. Дети — это хаос, сражаться с которым бесполезно
«С неизбежным хаосом и безумием нужно смириться»
Дети всегда привносят хаос в жизнь родителей. Всегда. Как только родился ребёнок, в жизнь проникают тысячи неожиданностей, неотложных дел или происшествий, которые предугадать невозможно. В любой момент может произойти нечто, что сломает любой ваш заботливо подобранный распорядок.
Это нужно понять и смириться. Не смиритесь — вступите с хаосом в борьбу и проиграете, так как победить его невозможно. И кстати, не забывайте, что у ваших детей есть целый арсенал способов довести вас до белого каления.
Например, ребёнок может обидеться на вас, потом нашалить, а потом спорить. Если уж безумие началось, то его лучше переждать. Наберитесь терпения — в конце концов, после бури солнце светит особенно ярко.

 20 жизненных советов от людей старше 60-ти:

1) Люди всегда говорят: «Хорошая работа та, от которой вы получаете удовольствие каждый день». Это НЕВЕРНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. Хорошая работа — это та работа, которую вы можете терпеть большинство рабочих дней, и при этом она покрывает все ваши расходы. Почти ни у кого нет работы, которую можно обожать каждую секунду.

2) Годы проходят в мгновение ока. Не женитесь молодыми. Живите полной жизнью. ПУТЕШЕСТВУЙТЕ. Действуйте. Неважно, есть у вас деньги или нет. Соберите сумку и поезжайте туда, куда вы можете себе позволить. Пока у вас нет детей, не тратьте деньги на вещи. На любые вещи. Посмотрите мир. Ткните на точку на карте. И вперед!

3) Не воспринимайте все слишком серьезно. Даже если в некоторые моменты жизнь кажется беспросветной и безнадежной, попытайтесь посмеяться над всей этой жопой и над тем, как вас так угораздило.

4) Друг — это тот, кто придет на помощь, даже если вы позвоните ему в два ночи. Остальные — просто знакомые.

5) Самый важный человек в вашей жизни — это человек, который согласится разделить свою жизнь с вами. Рассматривайте это так.

6) Вы не заметите, как ваши дети вырастут. Поэтому проводите с ними как можно больше времени.

7) Никто еще не умирал с сожалением, что мало работал в своей жизни. Будьте трудолюбивы, но не ставьте работу выше семьи, друзей и, в конце концов, себя самого!

8) Вы можете прожить долгую жизнь, а может, и короткую — никто не знает. Но как бы то ни было, заботиться о своем здоровье нужно именно в молодости.

9) Если вы утомлены своей жизнью, просто остановитесь, подумайте про настоящий момент, насладитесь всем, что красиво и действительно важно. Глубоко вздохните, расслабьтесь. И поймите, что все относительно.

10) Ешьте и тренируйтесь так, будто вы диабетик с больным сердцем, — так вы никогда им не станете.

11) У нас всего одна жизнь. Не проснитесь как-нибудь с осознанием, что вам уже 60 и вы не осуществили ничего, о чем мечтали всю жизнь.

12) Возможно, это не такой глубокий совет, как другие, но все же: чистите зубы регулярно, зубные проблемы — это ужасно.

13) Не следуйте всем советам как библейским заветам. Вы можете спросить совет у кого-то, кого вы уважаете, затем взвесить еще раз свою ситуацию и принять свое СОБСТВЕННОЕ решение.

14) Вещи — это просто вещи. Не держитесь за материальные объекты, держитесь за время и события.

15) Повреждения, которые вы получили сегодня, дадут знать о себе в старости. Даже если вы думаете, что вы полностью их залечили. ПОВЕРЬТЕ!

16) Цените каждый момент и каждую мелочь. В молодости всегда хочется всего и сразу. Но почему бы не ценить каждый маленький момент? Мы не навечно на этой планете, и самое большое удовольствие, что мы можем позволить, — это наслаждаться каждым мигом. Вместо того, чтобы печатать сообщения, поднимите трубку и поговорите вживую с человеком. Навестите маму, совершенно без причины, просто так. Впитывайте каждый момент.

17) Оплатите все свои счета и держитесь подальше от долгов.

18) Ревность разрушает отношения. Доверяйте своей второй половинке. Если не ей, то кому вообще можно доверять?

19) Если у вас есть невыполнимая мечта, вы все равно должны хотя бы попытаться приблизиться к ее осуществлению. Так как с возрастом она будет становиться еще более невыполнимой.

20) Когда вы встречаете кого-то впервые, поймите, что вы НЕ ЗНАЕТЕ НИЧЕГО об этом человеке. Вы видите его национальность, пол, возраст, одежду. Забудьте все это. Вы ничего не знаете. Те стереотипы, которые суют в вашу голову из-за того, что наш мозг любит все разбивать по категориям, ограничивают вашу жизнь.

О ЗАМЕЧАНИЯХ

Однажды я ела борщ и капля упала на белую футболку. «Что ж такое…» — подумала я. Но тут же простила сама себя. Себе ж надо прощать разные промахи.
Однажды еще маленький Макс ел суп и облил чистую рубашку. «Постарайся есть аккуратнее», — вылетело у меня на автомате. Я ж очень хотела быть идеальной.
И я решила. А попробую-ка в течение дня делать себе замечания. Такие, которые на автомате вылетают у взрослых в сторону промахов ребенка.

Утром я побрела на кухню и увидела в раковине невымытую с вечера чашку.
— Тебе сложно было помыть? — Прозвучало в ухе.
— Надо приучать себя к дисциплине. А то ничего толкового не выйдет из тебя.
— Бррр… — Махнула головой. Толкового. Из меня и не вышло ничего толкового. Толковое — это, когда всю жизнь на одном рабочем месте. А я — перекати-поле.
Начала обуваться, собираясь по делам.
— Задник не загибай! Обувайся аккуратно. И вообще, лопатку для обуви надо использовать. Не знаешь, где? Как не знаешь? Вечно у тебя бардак. Ага-ага, пальцем помогай себе обуваться. Самое то — вот потому у тебя маникюра красивого и нет!
Настроение начало падать. Едкая штука эти комментарии — прям, как кислота.
Шагала по улице, птички, красота, пнула яблочко.— Носки собьешь. Не напасешься на тебя обуви.
Уже дома, готовя обед, открыла шкафчик над головой, чтобы взять тарелку. Открыла. А закрыть забыла и каааак со всего размаху головой об угол дверцы — хряк!
В глазах звездочки. Голова болит. А в ухо изнутри:
— А я говорила! Сколько раз тебе повторять — закрывай дверцу! Вооот, расхлебывай.Потом я села и загрустила. А в ухо:
— Что расселась, барыня? Дел по дому мало?
А потом, потом… До слез стало плохо. Потому что под присмотром такого голоса жить нереально. Именно жить.
А когда этот голос — твоя мама?

С тех пор мы играем с Максом в футбол упавшими яблоками — летом. А зимой — льдинами. Как-то полветки метро прошагали, пиная льдины большие и маленькие. Мы смеялись. И было плевать на ботинки! Когда ему грустно, всегда обнимаю. Ведь это лучше слов. Вообще, лучше любых слов.

Любите и обнимайте себя и своих детей. Изживите в себе противного комментатора. Пусть в памяти из детства останутся сбитые носки, пятна от вкусного супа, смех и уверенность — тебя любят и принимают любым.

Лена Лиговская

ВЫ НЕ МОЖЕТЕ СДЕЛАТЬ ВАШУ МАМУ СЧАСТЛИВОЙ. ЭТО НЕ ВАША ОБЯЗАННОСТЬ.

В современной психологии принято считать, что многие наши проблемы родом из детства, из наших отношений с мамой. Как разобраться, кто виноват, и что с этим делать, рассказывает психолог Людмила Петрановская.

МАМА КАК БОГ

Довольны ли мы своими отношениями с мамой? Довольны ли своей самооценкой, которая сформировалась в детстве? Не мама ли говорила: не крась так губы, тебе не идет? Или: ты слишком стеснительная, мальчики на таких внимания не обращают? Или: для танцев у тебя не хватит пластики? Еще один вопрос: а сегодня мама мной, взрослой женщиной, довольна? И почему меня все еще это волнует?

Людмила Петрановская: «Мама – очень важный в жизни любого человека персонаж. Для маленького ребенка мама – его вселенная, его божество. Как у греков боги двигали облака, насылали потопы или, наоборот, радугу, примерно в такой степени властвует и мать над ребенком. Пока он маленький, для него эта власть абсолютна, он ее не может подвергнуть критике или отстраниться от нее. И в этих отношениях закладывается многое: как он видит и будет видеть себя, мир, отношения между людьми. Если мама давала нам много любви, принятия, уважения, то мы получили много ресурсов, чтобы разобраться со своим взглядом на мир и на себя.

А ЕСЛИ НЕТ?

Даже в тридцать лет мы не всегда можем сопротивляться маминым оценкам. Внутри нас все еще живут эти дети: трехлетний, пятилетний, десятилетний, которым мамина критика въелась в саму печень, в нутро – еще в то время, когда они не могли ничего ей противопоставить. Если мама говорила: «Вечно все с тобой не слава богу!» – значит, так оно и было. Сегодня мы головой понимаем, что, пожалуй, мама загибает насчет того, что со мной вечно все не так. Мы даже напоминаем себе в качестве аргументов о своей должности, образовании, количестве детей. Но внутри нас, на уровне чувств, сидит все тот же маленький ребенок, для которого мама всегда права: посуда у нас не так помыта, постель не так заправлена, стрижка опять не удалась. И мы испытываем внутренний конфликт между осознанием, что мама ошибается, и бессознательным детским принятием маминых слов как истины в последней инстанции.

ПРОЩАТЬ ИЛИ НЕ ПРОЩАТЬ

На самом деле, когда внутренний конфликт есть, значит, с ним можно работать, что-то пытаться сделать. Опаснее, когда его нет. Ведь можно так и остаться навсегда в пятилетнем состоянии, считая, что мама всегда права, и оправдываться, обижаться, просить прощения или надеяться как-то постараться и так показать себя хорошо, что мама вдруг на самом деле увидит, какая я прекрасная.

Сегодня популярна идея «прости и отпусти». Прости родителей за то, что они как-то не так с тобой обходились в детстве, и тебе сразу полегчает… Эта идея не дает никакого освобождения. Что можно и нужно сделать – это погрустить по поводу того ребенка (вас в детстве), пожалеть его и посочувствовать маме, потому что сочувствия заслуживают все. И сочувствие – гораздо более здоровое начало, чем высокомерное прощение.
Попробовать не простить, но понять: мама была в ситуации, о которой мы ничего не знаем, и, наверное, она делала только то, что могла. А мы могли сделать ошибочные выводы: «Со мной всегда все не слава богу», «Меня не за что любить» или «Меня можно любить только тогда, когда я полезен другим людям». Такие решения, которые принимаются в детстве, потом могут незаметно влиять на всю жизнь человека, и смысл в том, чтобы понять: это была неправда.

ИХ ДЕТСТВО

Сейчас время более теплых отношений между родителями и детьми. А наших мам в их детстве почти всех отдавали в ясли, а многих и на пятидневку. Это была обычная практика, так откуда они могли научиться теплу и близкому контакту?

Пятьдесят лет назад в ясли отдавали в два месяца, потому что заканчивался декретный отпуск, и если женщина не работала, это считалось тунеядством. Да, кому-то везло, была бабушка рядом, но в основном это были городские жители в первом поколении, их родители оставались далеко в деревнях. А на нянь не было денег, и не было культуры наемных работников… Выхода не было – и в два-три месяца ребенок отправлялся в ясли: двадцать пять кроваток в ряд, между ними одна нянечка, которая раз в четыре часа давала бутылку. И все, и весь контакт ребенка с миром.

В лучшем случае, если мама работала не посменно на заводе и могла забирать его каждый вечер домой, ребенок хотя бы вечером получал маму, но предельно измотанную работой. И ей еще нужно было справиться с советским бытом – приготовить еду, добыть продукты в очередях, постирать белье в тазике.

Это материнская депривация (лишение), когда ребенок вообще не имел доступа к матери либо имел, когда она думала не о том, чтобы ему улыбаться и за пузо щекотать, а о том, как же она устала. У детей с таким опытом нет умения радоваться своему ребенку, общаться с ним, быть в контакте. Все эти модели берутся из своего детства. Когда в детстве тебя целуют, держат на руках, разговаривают, тебе радуются, с тобой занимаются какими-то глупостями, играми, ты это впитываешь и потом бессознательно воспроизводишь со своими детьми. А если воспроизводить нечего?

У многих тридцатилетних сейчас воспоминания о своем детстве как о том, что мама все время жалуется, как ей тяжело: обуза, ответственность, себе не принадлежишь… Их мамы вынесли это из своего детства – в материнстве нет радости, ты должен вырастить достойного гражданина, которым была бы довольна школа, комсомольская организация.

Сегодняшним мамам приходится восстанавливать утраченные программы нормального родительского поведения, когда ты получаешь от детей радость, и для тебя родительство при всех его издержках компенсируется огромным удовольствием от ребенка.

ВЕРНУТЬ СВОЮ РОЛЬ

Есть еще один аспект. Наши мамы, не получившие в своем детстве от своих мам достаточно защиты и заботы, не смогли полностью удовлетворить собственные детские потребности. И в каком-то смысле не смогли повзрослеть. Они получали профессию, работали, могли занимать руководящие должности, создавали семьи… Но тот ребенок, который внутри них, он оказывался голодным – на любовь, на внимание. Поэтому, когда у них появлялись свои дети и чуть-чуть подрастали, становились более разумными, то часто возникало такое явление, как перевернутая парантификация. Это когда родители и дети по сути меняются ролями. Когда твоему ребенку шесть лет и он хочет о тебе заботиться, он любит тебя, очень легко на это «подсесть» – как на источник той самой любви, которой ты был лишен.

Наши мамы выросли с ощущением, что их недостаточно любят (если бы любили – не отдавали бы в ясли, не орали бы). И тут в их распоряжении оказывается человечек, который готов любить их всем сердцем, безо всяких условий, абсолютно полностью принадлежать ему.

Это такая «сбыча мечт», такое искушение, перед которым трудно устоять. И многие не смогли устоять, и вступали со своими детьми в эти перевернутые отношения, когда психологически ребенок как бы «усыновлял» родителей. На социальном уровне они продолжали быть главными, они могли запрещать, наказывать, они содержали ребенка. А на психологическом уровне дети начинали отвечать за психологическое благополучие родителей – «Не расстраивай мамочку!». Детям рассказывали про свои неприятности на работе, про то, что не хватает денег, детям могли жаловаться на мужа-козла или на жену-истеричку. Начиналось вовлечение детей в качестве домашних терапевтов и «жилеток» в эмоциональную жизнь родителей.

И от этого очень трудно отказаться: родители как были недолюбленными детьми, так и остались, потому что ребенок, хоть он в лепешку расшибись, не может им этого додать.

И когда сын или дочь вырастают и начинают отделяться, заводят свою семью, свою жизнь, родители испытывают чувство, которое испытывает брошенный ребенок, чьи мама и папа уехали в длительную командировку. И естественно, это обида, претензии, желание быть в этой жизни, вмешиваться в нее, присутствовать в ней. Поведение маленького ребенка, который требует внимания, требует, чтобы его любили. А взрослые дети, которые прожили большую часть своего детства в родительской роли, чувствуют вину и ответственность и часто чувствуют себя сволочами, которые недостаточно любят своего родителя-«ребенка», бросили его. При этом другая их часть, взрослая, им говорит: у тебя своя семья, свои планы. Получается сложный конгломерат вины и раздражения в адрес этих родителей… А у родителей – сильная обида.

КОГДА МАМА ОБИЖЕНА

Прежде всего напоминайте себе, что это обиды не на вас, а на их собственных родителей, и вы ничего не можете с этим сделать. Очень часто это обиды тоже необоснованные, несправедливые: не в том дело, что они не любили, а в том, что были в очень сложной ситуации. И мне кажется, что здесь важно не продолжать взаимодействовать с этой детской частью своих родителей, а все-таки общаться со взрослой.

У каждого родителя, даже самого обиженного, все равно есть что-то, что они вам могут дать, и что-то, чем могут помочь. Чем обслуживать мамину обиду, гораздо лучше, например, просить ее вас побаловать, приготовить еду, которую вы с детства любите, провести с вами время.

Это обращение к ее правильной части личности, к родительской. И для любого родителя приятно, что ты можешь, например, накормить своего ребенка так вкусно, как ни в одном ресторане не накормят, можешь ему приготовить то, что он любил в детстве. И человек уже чувствует себя не маленьким обиженным ребенком, а взрослым, который может что-то давать.

Можно расспрашивать маму про ее детство – потому что доступ к тому эмоциональному состоянию, которое сформировало ее нынешнюю, всегда помогает. Если она вспоминает тяжелые моменты детства – мы можем посочувствовать, пожалеть ее (того ребенка), тогда она и сама сможет его пожалеть.

А возможно, она вспомнит, что не все в ее детстве так было плохо, и хотя были тяжелые обстоятельства, но были и хорошие времена, хорошие, радостные воспоминания. Говорить с родителями об их детстве полезно – вы узнаете и понимаете их лучше, это то, в чем они нуждаются.

ПЕРЕНЯНЧИТЬ СЕБЯ

Да, бывают тяжелые случаи, когда мама хочет только контролировать, но никак не взаимодействовать. Значит, придется увеличивать дистанцию, понять, что, как ни грустно, но у вас не будет хороших, близких отношений.

Вы не можете сделать вашу маму счастливой, это не ваша обязанность. Важно осознать, что дети не могут «усыновить» родителей, сколько бы они ни старались.

Так это устроено: родители дают детям, а обратно не получается. Мы с вами родителям можем дать конкретную помощь в ситуациях, когда они объективно не справляются. Но мы не можем помочь им повзрослеть и преодолеть свои психологические травмы. Нет смысла даже пытаться: вы можете сказать им, что есть такая вещь, как психотерапия, но дальше они уже сами.

Собственно говоря, у нас есть всего два способа вырасти (и обычно люди их комбинируют). Первый – это получить все, что нам нужно, от родителей. И второй – погрустить про то, что мы этого не получили, поплакать, пожалеть себя, посочувствовать себе. И жить дальше. Потому что у нас большой запас прочности в этом отношении.

А есть и плохой способ – это всю жизнь носиться с векселем «мне не додали» и при любом удобном случае тыкать его маме – реальной или виртуальной, в своей голове. И надеяться, что когда-нибудь она, наконец, поймет, осознает и по этому векселю с процентами расплатится.

Но правда в том, что она не может этого сделать. Даже если она сейчас вдруг волшебным образом изменится и станет самой зрелой, мудрой и любящей мамой на свете. Туда, в прошлое, где вы были ребенком, доступ есть только у вас, и «перенянчить» своего внутреннего ребенка можем только мы сами”.

Людмила Петрановская

КАК НАЙТИ СВОЕ ПРИЗВАНИЕ

Пришла женщина с сыном. Сын уже большой, старший подросток, и явно с какими-то существенными нарушениями в развитии — что называется, «на лице написано».

Я от такого всегда расстраиваюсь. Помочь ведь вроде бы и должна (к кому им идти, как не к психологу?), и хочется, но, как правило, нечем.

— Представься, — велела мать.

— Здравствуйте, — сказал парень. — Меня зовут Вася. Мне семнадцать лет. Я учусь в девятом классе.

В его речи имелся какой-то логопедический дефект, но пониманию он не мешал и был совершенно не противный — что-то вроде грассирования.

— Очень приятно, Вася, — ответила я. — Меня зовут Екатерина Вадимовна.

— У нас диагноз — органическое поражение головного мозга, — сообщила мать. — По-человечески — слабоумие. Но при этом как человек наш Вася очень хороший — добрый, отзывчивый, всегда всем готов помочь, если понимает как. «Застревает» иногда, учителя жалуются. Но если ему напомнить, что он делал, и дать небольшого пинка, все снова двигается. У нас полная семья, есть младшая девочка. Мы к вам пришли насчет профориентации.

— Кого профориентации? — тупо спросила я.

— Васи, конечно, — удивилась женщина. — Сестренке-то его недавно семь исполнилось, рано ей еще.

— Простите, — искренне извиняюсь я. — Я не сообразила сразу.

— Да это уж понятно, — женщина грустно улыбнулась. — Их ведь таких — как? Пока маленькие — учат-учат, и коррекция, и развитие, льготы всякие, концерты, лагеря. А школа у них какая замечательная! Учителя — просто ангелы. А вот потом — все это сразу кончается, и сидят они по домам перед телевизором или компьютером, и все, чему научились, постепенно забывают. Сколько я таких историй знаю, увы. Можно в училище пойти. Но там специальности такие, для которых нужно концентрироваться, и терпение, и долго однообразно, и руки хорошие с тонкой моторикой, а с этим всем у нашего Василия — полный швах. Но вот мы с мужем подумали: а может, и не обязательно так-то? Есть же простые работы, где не обязательно каждый день одно и то же. Ну надо же попробовать поискать во всяком случае! Вот и пришли посоветоваться.

Так. Профориентировать медицински слабоумных ребят мне, кажется, еще не доводилось. Ну что ж, тем интереснее. Есть ли у Васи ресурсы? Впрочем, один я уже знаю: любит помогать. Это значит — сфера обслуживания. Но в каком состоянии интеллект? Тестировать его по Векслеру? Долго и муторно. Может быть, кто-то уже сделал это до меня?

Ура! Сделали — для какой-то комиссии. Не очень-то я им доверяю — они часто используют сокращенный вариант теста, а выводы делают почти навскидку, но нам навскидку и нужно. Общий коэффициент — семьдесят восемь. Очень неплохо на самом деле.

Что у нас есть еще?

Вася рассказывает о себе, адекватно реагирует на мои уточняющие вопросы. Говорит короткими, но понятными фразами — подлежащее, сказуемое, дополнение. Я уверена, что его этому специально научили. И правильно сделали. Столько я вижу вполне нормальных детей и подростков с мутной, неструктурированной, захлебывающейся речью. Более того, я подозреваю, что мать меня «просчитала» (я явно не первый психолог на ее жизненном пути) и ответы на мои вопросы с сыном заранее подготовила и разучила. Ну и что? Он может в изменившихся условиях воспроизвести заученный алгоритм, и это уже здорово.

Вася любит помогать. Он любит детей, женщин, стариков и животных. Взрослых мужчин он побаивается, даже в присутствии родного отца теряется и выглядит более слабоумным, чем он есть. Еще боится крови и до паники — пауков. Вася физически сильный и почти здоровый. У Васи очень истощаемое внимание. Он категорически не любит никакой спорт, но любит гулять и вообще много ходить. Любит кино и театр, особенно детский и кукольный, но может высидеть и взрослый спектакль, в котором почти ничего не понимает. Крупная моторика вполне удовлетворительная, мелкая — между плохо и очень плохо (очень плохо пишет и с трудом попадает в нужные клавиши компьютера). Странный ресурс — очень любит арифметику, обожает цифры как сущность, любит их писать, рисовать, раскрашивать, решать примеры в пределах сотни. Знает понятие отрицательных чисел, умеет ими оперировать.

— Удивительно! — говорю я.

— Да, — с улыбкой соглашается мать. — Он, когда меньше был, даже комплименты такие говорил: «Какая вы добрая, красивая тетя! Совсем как цифра три!» Все очень удивлялись.

— Я хочу работать! — говорит Вася. — Не хочу дома сидеть. Дома скучно. Хочу ходить много, делать что-то полезное, как взрослый человек. И денежки зарабатывать, и маме их отдавать, чтобы она могла нам покушать купить.

Мы долго все обсуждали. Уход за животными — опасно. Уход за тяжелыми больными — боится крови, исключено. Что-то на компьютере — невозможно из-за моторики. Сфера обслуживания? Торговля? Для того, чтобы расставлять по полкам продукцию, у него явно не хватит объема и концентрации внимания. Но есть же и другие рабочие места в больших магазинах — например, грузчики, носить корзинки, составлять тележки…

— О, мне очень нравятся магазинные тележки! — с воодушевлением воскликнул Вася.

— Хорошо, мы попробуем, — сказала мать. — Можно, мы потом еще придем, расскажем?

— Да, конечно.

***

— Ничего у нас не вышло, — женщина пришла одна. — Он сколько-то носил эти корзинки в магазине, а потом ему надоело, и он просто ушел домой. Никому ничего не сказал. Да еще и бутылку кефира с собой унес, не заплатив. Очень неудобно.

— А как вам объяснил, почему ушел?

— Сказал: мне скучно, ходить некуда, уйти нельзя, никто со мной не разговаривает. И делать нечего, когда корзинок нет.

— Вы хотите продолжать попытки?

— Да, однозначно. Вася сам очень хочет. На самом деле идея работы ему очень нравится. Он сам очень расстроился, что ничего не вышло, и переживал из-за кефира — он потом понял, что получилось как будто он его украл.

— Вася любит много ходить. И умеет читать. Может быть, курьером? Это сдельная работа. Он сможет ходить столько, сколько захочет.

— Да, точно, вы правы, это ему может подойти.

***

— У него даже не столько ума, сколько выдержки не хватило! — Вася пришел вместе с отцом, высоким мужчиной с седыми висками. — Почти три месяца все шло хорошо. А потом он неправильно понял сложный адрес, два часа бегал кругами вокруг большого здания, вломился в две чужие конторы, напугал там девушек, позвонил отправителям, пытался уточнить, а там какой-то клерк повторил тот же адрес и сказал: это ваша работа! Он пытался позвонить матери, она не услышала звонка, я был на совещании, тогда он психанул, выбросил пакет в урну и побежал на вокзал — уехать со стыда куда подальше и никогда больше домой не возвращаться. Хорошо, позвонил перед тем сестре — проститься. Она сразу перезвонила нам, и мы перехватили его на вокзале…

— Мне очень стыдно, я поступил неправильно, — понуро сказал Вася, крутя на пальце номерок от гардероба.

— Но? — это отец.

— Но я все равно хочу! — Вася вскинул голову, погладил пальцами цифру на номерке и плотно сжал толстые губы. Тут стало видно, что сын с отцом похожи. — Я очень хочу работать! Мне понравилось на самом деле! Я себя так хорошо чувствовал! И сестре котенка игрушечного купил. А маме — конфет.

— О да, — подтвердил отец. — Он действительно очень прямо вырос за эти два месяца. Мы все заметили. Поэтому мы хотим продолжать попытки.

Я преисполнилась уважения к их упрямой и позитивной семейной воле. Но что же им еще предложить?

— Мы как-то никак пока не задействовали его арифметическое хобби, — вспомнила я.

— Увы! — невесело усмехнулся отец. — В эпоху электронно-вычислительных машин это будет трудновато использовать.

Но тут мой взгляд снова упал на номерок.

— Гардероб! — воскликнула я. — Цифры. Понятное дело, огороженное стоечкой. И, кажется, в соседней взрослой поликлинике опять уволился гардеробщик…

— Мы идем туда прямо сейчас! — решительно заявил отец. Вася с готовностью вскочил.

***

Прошел… год? Два? Три? Опять Вася с мамой. Круг замыкается? У них опять не вышло? Бедные они бедные…

Но мать улыбается.

— Мы не про профориентацию в этот раз. Мы — про карьеру.

— ?!!

— Мы с третьего раза так удивительно попали, что это просто чудо! — объясняет женщина. — Он эти номерки разве что себе под подушку не кладет, у него там какие-то сложные системы, как что куда вешать, и вообще… И старичкам он пальто подавал, и улыбался всем, и любили его, и даже (в поликлинике-то!) чаевые давали. Или конфетку там. Ему сестра-хозяйка в поликлинике сказала: Вась, да у тебя просто призвание какое-то к этому гардеробному делу, первый раз такое вижу! Ты явно нашу-то поликлинику перерос. Сейчас лето настанет, все равно увольняться, и надо тебе дальше двигаться, гардеробную карьеру делать. Он ее-то постеснялся, пришел домой и меня спрашивает: мам, что такое гардероб, я знаю, а что такое карьера? Ну, я ему как могла объяснила, он воодушевился и говорит: так там еще больше номерков будет? Тогда я хочу ее делать! Ну что ж, я его к себе в техническую библиотеку в гардероб устроила. Новые номерки, новые вешалки — он был в полном восторге. Полгода у него ушло только на то, чтобы со всеми с ними познакомиться (это он так про номерки говорит) и выработать свою систему, куда что и в каком порядке вешать. Потом чисто наслаждался. Одна проблема: когда номерок теряется, он плачет. Но я уж его научила в каморку уходить. А так все отлично, мы, сами понимаете, рады донельзя. Но тут вот летом он ко мне приходит и говорит: что ж, мам, пора мне двигаться дальше. Мы с отцом так и сели. В каком смысле, спрашиваем. Ну, отвечает, с новыми номерками знакомиться, карьеру делать. Мы ему: Вась, от добра добра не ищут, надо же понимать… но он уперся.

— Отлично! — воскликнула я, неожиданно воодушевившись. — Вася, ты абсолютно прав! Человек должен расти, пока это возможно. У тебя же явно есть резерв. Ты еще не достиг своего максимального объема номерков и предельной скорости взаимодействия с ними. Вася, сейчас я скажу тебе, где находится вершина гардеробной карьеры! И куда тебе надо стремиться, — мать смотрела на меня с тревогой. («Остапа понесло», — подумала я трезвой частью своего сознания). — Это театральный гардероб, Вася! Гардероб в театре, понимаешь? — Вася истово закивал. — Там очень много номерков, и когда кончается спектакль, надо моментально обслужить много-много народу. И номерки там очень красивые. А знаешь, что сказал самый известный русский режиссер Станиславский? — я сделала театральную паузу. Мать Васи округлила глаза. — Он сказал: театр начинается с гардероба! То есть гардероб — это чуть ли не самое главное в театре!

— Неужели прямо так и сказал?! — Вася от восторга даже захлопал в ладоши.

— Именно! Хоть у мамы спроси, хоть у интернета.

— Спасибо. Я понял. Я буду дальше делать карьеру. И я стану гардеробщиком в театре. Я видел там номерки. Они прекрасны.

***

Мама без Васи. С конфетами и слезами. Прошло много времени, я ее не помню. Она напоминает: театр начинается с вешалки! Слабоумный юноша, любящий номерки.

— Спасибо, спасибо. Вы знаете, нам не сразу, но удалось — в театр, в большой, в настоящий. И его там все знают. Он чуть ли не знаменитостью стал. И однажды — это правда, мне другие служащие подтвердили — известный режиссер привел к нему в гардероб своих студийцев, попросил Васю рассказать о себе, а потом сказал: вот смотрите, вот это — призвание! Вот так надо служить театру! У всех ли у вас есть такое же — сильное, красивое — к профессии актера? У кого нету — уходите, пока не поздно, и ищите свое, как Василий нашел! Спасибо вам…

— Да мне-то за что? — удивилась я. — Это же вы все сами сделали. Вся ваша семья. И Вася, конечно. А режиссер прав: у всех есть призвание, главное — его вовремя найти.

Катерина Мурашова

 КАК ПРАВИЛЬНО ИСПРАВЛЯТЬ ДЕТЕЙ

Связь до коррекции

Вам хочется помочь детям что-то исправить? От банального криво приклеенного кусочка аппликации до налаживания хороших отношений с окружающими. Друзьями, братом или сестрой… Так хочется помочь и скорректировать! Почему же ребенок превращается в колючку, резко и болезненно реагирует на критику или никак не реагирует, а потом вымещает все свои чувства на других людях? Что не так?

ВСЕ ПРОСТО: ПРЕЖДЕ ЧЕМ ЧТО-ТО ПОПРАВИТЬ, ВАЖНО УСТАНОВИТЬ СВЯЗЬ

Это так называемый принцип “Связь до коррекции”.

Какое ощущение самое ценное в наше время? Ощущение “меня понимают!”. Никогда не были люди более одиноки, чем сейчас. В наше время не важно, как много людей находится вокруг. Мы научились отгораживаться, чтобы нам не сделали больно.

Есть ли у вас привычка устанавливать с ребенком связь до того, как что-то поправить? Уделить этому минутку или две? Или вы привыкли раздавать указания “на ходу”, вечно отмечая “что не так” и где нужно исправить?

Может ли ваш ребенок, не важно 4 ему года или 44, сказать: “Моя мама понимает меня…”?

НЕТ ПРАВИЛЬНЫХ СЛОВ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ УСТАНОВИТЬ СВЯЗЬ И ПОНЯТЬ ДРУГОГО. ПОТОМУ ЧТО ПРАВИЛЬНЫЕ СЛОВА – ЭТО ШАБЛОН ДЛЯ РАЗУМА

Связь идет от сердца, а не от разума. Но чем чаще вы будете стараться делать это, тем чаще будет получаться!

Поговорите с ребенком о том, что он делал и как ему сейчас, уделите внимание не только его работе или действиям, но и состоянию. Поговорите о чувствах!

– Последние полчаса ты лепил здесь этого человечка, да? Ты очень рад, что получилось вылепить ножки, ручки и даже шапочку, но разочарован, что волосы не получилось сделать так, как ты задумал?

Если вы ПОСЛЕ этого скажите свои рекомендации, то разница в восприятии будет колосальной! И вы увидите, что ваши слова с большей вероятностью будут восприняты не как критика, а как помощь.

И знайте: даже если у вас много детей, они когда-нибудь вырастут. И как вам будет, если вспоминая об их детстве вы будете ощущать в себе много не отданной любви?

Автор- Наталья Потеха

МАМА=ЛЮБОВЬ 💗

Для ребенка все, что исходит от мамы – это любовь. Если мама кричит, недовольна, раздражена, то ребенок ставит галочку – ок, это и есть любовь. Став взрослым, он неосознанно создает ситуации, в которых будет ощущать те же самые чувства, что и тогда, в детстве. То состояние, которое было возле мамы основным, становится внутренней зоной комфорта.

Вот почему важно понимать, где и в какие моменты вы даете много внимания своим детям. Это когда вы смотрите глаза в глаза. Или что-то чувствуете к ребенку, и это «что-то» вовсе не о ромашках и розовых слониках. Или говорите, объясняете, вещаете, внушаете. Всплескиваете руками. Много жалеете. Любое проявление, где мамы вдруг становится много.

Если это происходит когда:

• Ребенок болеет, то для него это звучит как: «чем больше болею, тем больше мама меня любит». И он старается. Болеет снова и снова, привлекая мамино внимание. Из таких детей часто вырастают скрытые или явные ипохондрики. Болезнь становится официальным способом «отжать» любовь окружающих.

• Ребенок совершает какую-то оплошность, ошибку, недочет и….натыкается на ваш фирменный взгляд а-ля Клин Иствуд. Ловит то самое настроение, которое не о ромашках и розовых слониках. И так из раза в раз. Ребенок понимает: ошибка = мамино внимание. И застревает в этом. Да, зачастую это внимание окрашено негативными чувствами, но и оно лучше, чем ничего. Поэтому среди нас так много Пьеров Ришаров, которые то на банановой кожуре поскользнутся, то паспорт потеряют. В этой же команде любители себя поругать, обвинить и зачморить .

• Ваш ребенок что-то сделал, достиг, смог – и тут нате, горка вашего внимания. А если повезло, то еще и объятий. Е-хо-у! Ваше дитя ликует и радуется, он ухватил свою жар-птицу за хвост! Формируется крепкая модель: путь к любви лежит через результат. Чем больше достижений-тем больше любви. Наиболее травматичен такой опыт для девочек. Девочки существа более гибкие, чем мальчишки, чем родители активно пользуются. Помой посуду, уберись, музыкалка, художка, оценки. Давай-давай. Тащи-тащи. Ну, она и тащит, незаметно превращаясь в крепкую рабочую лошадку, которая и в семье, и в работе, и везде. Внешне такие женщины выглядят вполне благополучно, но заглядывать в них страшно. Там сплошная тоска и холод. Знаю, о чем говорю. Сама долго в этом плавала.

• Миллион, милллион, миллион алых роз. Тьфу, то есть внимания по особенным случаям. День рождения, Новый год, утренник… Ну, или просто «все идем в свет». Это ж вообще шок у ребенка. Под переливающийся свет софитов он вдруг получает ВСЁ. Внимание, которое обычно доставалось в течение месяца, вливается за три часа. Некоторым счастливчикам достается годовалый запас. Отсюда во взрослых нас навязчивое ожидание счастливого завтра. Ждем выходных, отпуска, свадьбы, юбилея .. Эх, там-то, наконец, заживем! Там будет самый сок, концентрат, изюм! Тщательно готовимся, внутренне собираемся, но… когда ТО САМОЕ, наконец, случается, внутри взрыв. Чувствуем либо сильное перевозбуждение, либо вообще ничего. Редкие счастливчики способны в этих ситуациях искренно порадоваться и наполниться моментом.

Моему сыну еще не так давно внимание доставалось только по вышеописанным случаям: заболел, накосячил, что то смог или в ТеСамыеПраздничныеДни. Я тогда не подозревала, что можно по- другому. А сейчас знаю и умею. Долго и упорно я ломала старые алгоритмы. Училась давать сыну внимание «в моменте». Столько, сколько ему требуется именно сейчас. Даже если это пятые обнимашки после официального отбоя ко сну. Или когда я очень «занята» своими важными взрослыми делами.

Первые месяцы, ошалев от такого доступа к телу, у сына рвало крышу. Он был похож на наркомана, получившего неожиданно большую дозу. Фигассе, я существую для мамы, я есть!

В тот период было сложно. Я злилась и считала, что вступила на шаткую дорожку. Думала: сейчас сына избалую, а он потом сядет ко мне на шею. Ну, или станет маменькиным сыночком. А он, глядите-ка, не избаловался. И на шею ко мне не сел. В какой-то момент сын просто насытился. Напитался вниманием и приятием себя. Подбежит, что-то спросит, посидит на коленочках – и был таков. В этих ситуациях я понимаю, что он прибегает ко мне лишь для того, чтобы убедится: «Мам, все по- прежнему? Не разлюбила? Ты точно меня просто так любишь?». Да, да, все без изменений, дорогой. Файлы в голове сходятся, и он несется дальше заниматься своими мальчишескими делами.

Конечно, мы вместе, когда он болеет. И против выходов в «свет» ничего не имею. Но внимание в эти и другие моменты он получает от меня равномерно. Как масло, которое мы намазываем на хлеб.

Убедилась на собственном опыте: когда детям не нужно заслуживать родительскую любовь, многие проблемы воспитания снимаются сами собой. Они перестают гоняться за родителями. Пакостить. Дерзить. Делать назло. Им становится незачем «отжимать» ваше внимание силой. Мальчики не становятся девочками. Скорее, наоборот. У них появляется чувство спины. А когда чувствуешь тыл, то шагать во взрослый мир получается гораздо увереннее, верно?

Автор — Валерия Градобоева

Статьи из рубрики Дети вы можете найти по ссылке: Дети

Дети – отражение родителей

Нравственно чистые души детей словно белый лист бумаги, на котором предстоит делать записи, глина, из которой предстоит лепить, чистое поле, которое будет засеяно. Сердце ребенка при рождении лишено каких-либо отпечатков. Родители во всём являются примером для своего ребёнка, и их главной задачей является научить своих детей правильному формированию жизненных ценностей, помочь найти им своё место и предназначение в этой жизни.

Дети – зеркало родителей. Поэтому, прежде чем начать с воспитания детей, взрослым следует начать воспитывать себя. Задача родителей – выработать в детях организованность, дисциплину, трудолюбие, научить, как поступать в той или иной ситуации. Этими качествами должны обладать и сами родители, так как они во всём являются примером своим детям.

Порой, родители удивляются, откуда у их детей берутся плохие привычки, если они их этому не учат. Однако, это означает то, что о воспитании хороших привычек родители вовремя не позаботились. И, как следствие, дети эти полезные привычки создают сами, подражая окружающим, и действуя так, как им удобно.

Если ребенок постоянно делает то, что является неправильным, то есть проявляет неаккуратность, невежливость, то неизбежно формируются отрицательные привычки. Поэтому задачей родителей является предупредить дурные привычки. Для того чтобы избавиться от плохой привычки, родители должны обращать внимание на поведение детей, реагировать на малейшие отклонения от правил, не давая накапливаться отрицательному опыту.

Как выработать у ребёнка любовь к труду?

С самого раннего детства необходимо воспитывать в детях любовь к труду. Если у детей младшего дошкольного возраста уже в детстве проявляется интерес к труду, и они всячески хотят помогать старшим, то необходимо в них эти проявления хвалить и поощрять. Уже с самого раннего возраста детей следует приучать к самостоятельности. При этом стараться как можно меньше опекать их, давать им возможность самим одеваться, а если дети что-то делают неправильно, не сердиться на них, а наоборот проявлять терпение, шаг за шагом объясняя и показывая как необходимо вести себя за столом, как держать чашку, как одеваться самостоятельно. И даже если малыши не всё делают аккуратно, то спустя определённый промежуток времени, их не придётся уговаривать сделать что-либо самим, они привыкнут быть самостоятельными.

Когда ребенок трудится, у него формируются такие качества как организованность, внимание, дисциплина, терпение, самостоятельность. Также труд оказывает влияние на формирование его личных качеств, ребёнок стремится помогать взрослым, уважает и ценит труд взрослых, в случае если увидит беспорядок, стремится устранить его.

Ребёнок готов к труду уже тогда, когда он впервые заявляет «Я сам». Это своеобразное стремление ребёнка к независимости от родителей. И на этом этапе необходимо поддержать и сохранить в ребёнке детскую самостоятельность. Родители, в свою очередь, должны проявить терпение, научить, и где надо поправить ребёнка. Всё что могут делать дети в силу своего возраста, они должны делать сами. Жизнь ребёнка в семье должна быть проникнута трудом. Так, каждодневные обязанности становятся жизненной необходимостью, а привычка к труду – естественным состоянием.

Leave a Comment